Весна становится священной



Cегодня - генеральная репетиция, завтра - премьера: Кшиштоф Пастор, знаменитый хореограф из Нидерландов, представляет "Кармен" Бизе-Щедрина и "Весну священную" Стравинского в Латвийской Национальной опере. В театре дым коромыслом, только что приехавший из лондонского Ковент-Гарден художник выставляет свет, на лицах танцоров явная печать хронического недосыпания. Все как обычно.. - Вы поставили свой первый балет, когда еще сами танцевали. Для себя?

- О нет, для себя я сделал один только номер. И мне это не понравилось. Оказалось, это безумно трудно - смотреть на себя со стороны - Вы любили себя как танцора?

- Я любил танцевать! А себя как танцора... иногда. Все реже к концу карьеры. Я был на сцене 20 лет, сначала в Польше, потом в Голландии (поначалу это очень тяжело. В Польше я столько работать не привык. Я так уставал в первое время, Боже! У меня все болело. Не оставалось сил вообще ни на что. Сказать честно, я хотел сбежать...), и каждый год приходили те, кто моложе и в лучшей физической форме. Балет стремительно несся вперед, уровень подготовки артистов рос на глазах... Но я в 31 год сделал первую большую постановку, у меня не было перерыва между окончанием танцевальной карьеры и началом балетмейстерской, и страха перед будущим тоже не было. Отделался легкой нервозностью - Когда вы закончили танцевать, хоть немного радости по этому поводу было? Чувства, что вы сбросили ярмо?

- Радости не было, но не было и печали. Когда ты в труппе, твоя жизнь расписана до мелочей: утром - станок, днем - репетиция, вечером - спектакль, сплошная карусель. Балет - это не профессия, это стиль жизни. Он подчиняет себе абсолютно. Не дает возможности заняться ничем другим, ни педагогикой, ни созданием собственного коллектива. А тут вдруг появляется время, которое надо организовать тебе самому. Для большинства артистов это стрессовая ситуация. Нет, это счастье, что я всегда много работал.. - Мне всегда казалось, что хореографы - самые свободные в театральном мире люди. У них есть музыка; либретто, сценографию и все прочее можно строить по собственному разумению и вкусу.. - Это вы к тому, что я мало ставил балетов с сюжетом? Ну да, верно. Потому что действие, его логика, динамика для меня - это не обязательно то, что нужно объяснять словами. Танец - независимая форма искусства, не зависимая в том числе и от слов. Отсутствие либретто вовсе не означает, что балет ни о чем. Сюжет - это ведь не описание того, что, мол, вот Хозе смотрит на ругающихся табачниц, замечает Кармен, между ними вспыхивает чувство, - правда?

- Это в вас говорит чисто польская тяга к свободе - Это во мне говорит чисто советское стремление выстроить генеральную линию - Тем не менее в Латвию вас заманили на вполне традиционную "Серебряную фату"; тут все понятно: вы, как ни пафосно это прозвучит, вошли в историю страны как первый постановщик этого балета. Но теперь - "Кармен" и "Весна священная": каноничная музыка, знакомые всем сюжеты - Я делал "Кармен" в 97-м в Вильнюсе, но, сказать по правде, слабо помню свои спектакли и смотрю их, как чужие: вот это плохо, вот это неверно... так что практически все ставлю заново - Многое из первоначального замысла меняется в процессе репетиций?

- Я же придумываю балет для артистов, с которыми мне потом работать, а не абстрактно. Как скульптуру - леплю то, что вижу, и из того, что есть. Форму придаю. И очень мало при этом импровизирую - А если танцоры не справляются?

-Они справляются. Бывает, конечно, что им неудобно - тогда я что-то подправляю. Бывает так, что я недоволен собой. Сижу, смотрю и думаю: какое же говно сочинил. Но уйти, хлопнув дверью, не хотелось никогда. Разве что если у артистов проблемы с дисциплиной или заинтересованности у них нет. Все остальное преодолимо - Как вам работается в Риге?

- Гораздо легче, чем в первый раз. Люди уже знают, как я репетирую, мы притерлись. Иногда их, конечно, надо гонять, иногда достаточно просто корректировать. Но в принципе они работают очень хорошо. Особенно когда не прерываются на выходные и праздники - Что вы хотите - Пасха. Вы же католик?

- Немного. Как вы думаете, что это значит?

- Поляк, который немного католик? Не знаю - Это значит, что поляк - еврей. В какой-то части - Какую страну вы считаете своим домом?

- Мой дом там, где мой дом, - в Голландии. В Польше у меня отец... Когда я уезжал, в 82-м, страна была другая. Может, я потерял контакты, потерял друзей, может, изменился сам. У нас как-то была встреча одноклассников. Моя девочка, моя первая девочка, такая худенькая, маленькая, стала необъятной ширины... Ну и сам я, пожалуй, тоже не похорошел - Балет не лишил вас личной жизни?

- В какой-то мере. Я женат в третий раз.

Автор: Маша НАСАРДИНОВА, Республика, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha