Откройте для себя Елисеевых



В Санкт-Петербурге умерла внучка знаменитого купца.

Недавно в Петербурге на 92-м году жизни тихо скончалась Анастасия Григорьевна Елисеева, внучка купца первой гильдии Григория Григорьевича Елисеева, владевшего знаменитыми магазинами в Петербурге, Москве и других российских городах. Ее сын Ярослав прилетел на похороны из Америки, где живет уже более 20 лет.

В истории российской торговли не правилом, а, скорее, исключением были случаи, когда дети и правнуки продолжали дела отцов. Одним из таких исключений долгое время являлся Торговый дом Елисеевых, торжественно отметивший в 1913 году свое 100-летие. Но в начале ХХ века все пять сыновей Григория Григорьевича не пожелали идти по его стопам. Получив прекрасное образование, они не хотели быть "Тит Титычами", "толстосумами", как пренебрежительно называли новый класс русские интеллигенты, и выбрали другие занятия в жизни. Кроме того, разлад в семью внесла серьезная страсть Григория Григорьевича: ему было около 50, когда он полюбил молодую женщину, жену купца Васильева. Просил развода, предлагал любые отступные, но cупруга Мария Андреевна, дочь крупного фабриканта-пивовара Дурдина, не соглашалась и в октябре 1914 года покончила жизнь самоубийством. Спустя всего три недели после похорон Елисеев обвенчался со своей возлюбленной и навсегда уехал в Париж. После этого дети от Григория Григорьевича отвернулись: отказались от наследства, от дворянского титула, от дорогих апартаментов и не простили его до конца жизни.

Разбросанные по миру.

Правнук знаменитого купца, Ярослав, родился и вырос в Ленинграде, закончил биолого-почвенный факультет университета. Уехал из СССР в 1977-м, когда, по его словам, окончательно понял, что надо либо принять страну, в которой живешь, такой, какая она есть, либо бороться, либо уезжать. И выбрал последнее. Сейчас живет в Нью-Йорке, работает микробиологом в институте раковых исследований.

О судьбе деда и его братьев Ярослав говорит так: "Семья словно за что-то наказана". У Елисеевых, оставшихся в России, жизнь сложилась в основном трагически. Дед Григорий закончил Военно-медицинскую академию, работал хирургом. Его расстреляли в 1937-м. Петра выслали в Уфу и тоже расстреляли. Александр работал инженером в Ленинграде, скончался в начале 50-х.

Николай, юрист по образованию, оказался во Франции. А Сергей, эмигрировавший в 1920 году, стал крупным специалистом по дальневосточным литературам, японскому и китайскому языкам (кстати, он был первым европейцем, принятым в Токийский университет). Сейчас в Париже живет его сын Вадим со своими детьми и внуками.

Ярослав вспоминает, что его мама, Анастасия Григорьевна, рассказывала: ее отец Григорий так всю жизнь и не смог простить своего отца. За год или два до расстрела он получил письмо из Парижа, в котором Григорий Григорьевич-старший просил у него прощения и хотел примириться, но дед не ответил...

Еще из своего детства Анастасия Григорьевна запомнила отдельные картинки быта дома Елисеевых. Воспитывали ее в строгости. В этой семье все были слишком сдержанными, за столом сидели с прямыми спинами и мало разговаривали. Обедать не садились, пока во главе стола не появлялся Григорий Григорьевич-старший... Иногда ее, совсем маленькую, на руках приносили в Елисеевский магазин и угощали конфетами и свежей земляникой...

Рассказывала и об одном эпизоде, когда отец привез ее как-то в один из домов деда на Неве. Ей показали коллекцию ложек, которую собирал Григорий Григорьевич, а потом она ускользнула от няни, бродила по огромным богатым залам, заблудилась и, оказавшись одна в огромной пустой библиотеке, расплакалась... Кстати, дома в Ленинграде у нее были кое-какие книги купца Елисеева: много немецких трудов по хирургии, по медицине. В семейном архиве сохранились альбомы, фотографии. Виды огромного елисеевского поместья в Эстонии, дома на Биржевом. Маленькая девочка в панталончиках и кокошнике с красиво одетой няней-француженкой - это Анастасия Григорьевна в младенчестве. Много снимков, сделанных во время путешествий прадеда Ярослава: на одном из них купец Елисеев стоит на площади святого Марка в Венеции - оказывается, уже тогда там были голуби.. "Победа" в наследство.

О жизни Григория Григорьевича Елисеева в Париже, рассказывает Ярослав, они ничего не знали, кроме того что он жил там со своей второй женой Верой Федоровной в собственном доме. Оба похоронены на Сен-Женевьев де Буа в Париже... А вот Вадим, сын брата Анастасии Григорьевны Сергея, покинувшего в 1920 году Россию, даже как-то останавливался у них в доме, когда приезжал в Ленинград по своим делам.

В 1956 году имя парижского прадеда всплыло вот каким образом. Советская инюрколлегия известила Анастасию Григорьевну (это письмо у Ярослава до сих пор хранится), что Григорий Григорьевич Елисеев умер и после него остался капитал - немного в Америке, в Англии и во Франции. А поскольку Анастасия Григорьевна Елисеева является одной из наследниц, ей причитается несколько миллионов французских франков.

Но, хотя семья не жила в особом достатке (Анастасия Григорьевна - актриса, всю блокаду пережила в Ленинграде, отец - врач), внучка письменно отказалась от наследства деда в пользу своих родственников во Франции. Во-первых, она была независимая женщина, во-вторых, не верила, что всю эту сумму вообще выплатят. На это письмо, вспоминает Ярослав, ей ответили, что, мол, в получении вашего наследства заинтересовано советское государство, поэтому для проведения дальнейших переговоров просим явиться по такому-то адресу в КГБ. Там ей предложили подписать какие-то бумаги. В итоге семья получили 16 тысяч рублей. На эти деньги была куплена машина "Победа".

По иронии судьбы.

Семья Анастасии Григорьевны жила на Невском проспекте недалеко от Елисеевского магазина. "В детстве, - вспоминает Ярослав, - мать меня посылала туда иногда за продуктами, а сейчас в "Елисеевский" я не хожу... Когда мама ездила в Париж, хотела привезти в подарок нашим родственникам баночку икры. Решилась даже ради этого пойти в Елисеевский и попросить: мол, я внучка того самого купца, не могли бы помочь. Но ей отказали... А когда "магазин №1" назвали "Елисеевским", мы были против. Менялись собственники, на полках не было товаров, а в газетах появлялись статьи с заголовками "Елисеевский" - кандидат в банкроты". Мы считали, что таким образом подрывается репутация известной торговой марки, и в любом цивилизованном обществе за это можно подать в суд. Но мы были бессильны... Когда там шло акционирование, нас хотели включить в состав акционерного общества, потом передумали, будто семьи Елисеевых и не существует. А на самом деле продолжение есть".

Ярослав говорит, что ему всегда было интересно, как Григорий Елисеев вел дело. "Когда я приехал в город на Неве после перестройки, тут открывались иностранные магазины, много говорили о том, что надо учиться менеджменту, появились новые английские слова... Но почему-то до сих пор мало кто вспоминает об опыте известных русских предпринимателей. Откройте бухгалтерские книги Елисеевых, посмотрите, как были устроены их уникальные склады на Васильевском острове, как они вели торговлю, какие были меценаты, и вы поймете, что нам у самих себя надо учиться".

Санкт-Петербург.

Время МН ***.

Правнук купца Елисеева говорит, что когда приезжал в Петербург (теперь уже ехать будет не к кому), то всегда возникало ощущение, будто он вообще никогда его не покидал. "Америка, Нью-Йорк, вся твоя жизнь где-то далеко, а ты - здесь. Странное чувство...".

Автор: Ильмира СТЕПАНОВА, Телеграф

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha